Что мне говорят родители

Родители  подростков часто сталкиваются с различными проблемами, относящимися к поведению и переживаниям детей. Это могут быть проблемы, связанные с психологическим напряжением или психотравмирующими ситуациями:  страхи, нарушения сна, раздражительность, быстрая утомляемость, головные боли, нарушение аппетита.  С другой стороны, подростки могут демонстрировать такое нежелательное поведение, как прогулы школы, курение, частые драки, конфликтность.

Иногда причина  этих проблем может лежать в том, как мы сами воспитываем детей, как мы себя ведем, что им говорим,  рассказываем о жизни. Давайте пофантазируем и представим, как это может видеть подросток, и какие из этого он может делать выводы.

Здравствуйте, меня зовут Максим Кузнецов, мне 15 лет. Я учусь в школе и занимаюсь по классу фортепьяно, еще я изучаю английский и итальянский, дополнительно занимаюсь с репетитором математикой. Мне нравится играть в футбол, но из-за занятий это редко получается.

Я знаю, что родился в исключительной семье. Она вроде бы и обычная, но родители говорят, что мы – особенные. Наш дед был выдающимся архитектором, мой отец — главный инженер на заводе, а мама — руководитель лучшей, по ее словам, в городе, дизайн-студии. 

Родители с детства говорят, что меня ждет большое будущее, я не должен быть как все остальные. Я должен много работать, и тогда меня ждет успех. Дед сказал, что в жизни нужно чего-то добиться. Я не знаю точно чего, наверное, нужно стать самым богатым хотя бы в своем городе и получить высшее техническое образование. Моя мать часто говорила, что всё ее проблемы от того, что дизайнерами становятся те, кто не может сдать математику. Видимо те, кто не может сдать математику никчемные люди. Судя по всему, лучшее образование – это техническое, потому что на других специальностях могут учиться даже те, кто не может нормально сдать математику.Картинки по запросу мальчик подросток родители

Большую часть времени я занимаюсь учебой, если только не занимаюсь музыкой.  Учеба — это очень весело, это похоже на то, как будто жуешь старую подошву кед, живот, кстати, от учебы также болит, как если бы я питался подошвами кед. А еще у меня часто раскалывается голова. Недавно мне подобрали хорошее снотворное, и я могу спать. Раньше, я каждую ночь не мог заснуть и думал, что же будет, если у меня не выйдет нормальная оценка за четверть, ведь, если бы я получил тройку, родители бы разочаровались и отвернулись от меня. 

Как-то я не успевал сделать домашнее задание. В тот момент на меня нахлынули слезы, я не знал, что делать, я кричал и кидал в стену вещи, такое стало потом происходить со мной часто, но, слава богу, тогда я успел сдать домашнее задание и не получил двойку. Если получишь одну двойку, то можно скатиться — мама знает — об этом она мне рассказывала. Если скатишься — не сможешь поступить в нормальный институт и будешь никому не нужен, станешь дворником, и никогда у тебя не будет девушки.

Наверно, у меня и так не будет девушки, ведь мне уже 15 лет, а девушки так и не было, а все остальные уже с кем-то встречались. Очень давно отец сказал, что если я буду бояться, то не буду нравиться девушкам. И я знаю, что не могу понравиться ни одной, ведь я очень многого боюсь. В последнее время меня пугает всё, я боюсь темноты и громких звуков, мне часто снятся кошмары. Я не смогу найти девушку хоть я и должен. Мать говорила, её брат – неудачник, он в 30 лет так и не женился. Те, кто не могут найти девушку, — неудачники.

Родители часто говорят мне о том, сколько они потратили денег на фортепьяно и репетитора. Поэтому я должен всё успевать и делать на 100 баллов, иначе они совсем станут плохо ко мне относиться. Но боюсь всё-таки, что у меня не выйдет, родители так говорят. Они говорят, что я часто расслабляюсь, и ничего у меня так не получится. А работать, они говорят, нужно всегда на 120 % из 100.  Если возникнут проблемы с учебой, я этого не вынесу.

А вот моему другу плевать на учебу. Его зовут Саня, он  - «обычный». Саня   курит, пьёт и часто дерется. Еще в детстве он понял, что не может учится –  отец посмотрел, как в первом классе он пишет в прописях и сказал: «Вот ты — криворукий, в кого такой? Толку из тебя не будет». Саня знает, что ничего не может, это еще раньше сказала ему мать. Когда он пытался в 5 лет помести пол, она отобрала у него швабру и сказала: «Дай сюда, нечего не можешь». Она всегда говорила, что он делает всё не так. Саня считает, что он — неудачник и сможет быть только дворником, если повезет.   

Саня терпеть не может скучные уроки, он говорит, что они ему не нужны. Его отец говорит, что начальниками становятся только те, кто умеет подлизаться, а богатыми только те, кто умеет обворовать простой трудовой народ. Начальники и олигархи очень много должны простым людям. Поэтому его отец всё свободное время смотрит телевизор и пьет пиво.

Отец никогда ничего не делал после работы, ведь на работе устают, а уставать еще больше, чем на работе, нельзя. Саня считает, что заниматься нужно только тем, что ему интересно. Молодость пройдет, и ничего не останется. Сане кажется, что если он будет напрягаться или чувствовать дискомфорт, когда возьмется за учебник, то он умрет. Он никогда не пытался делать то, что не приносит удовольствие.

Мы с ним дружим, хоть мне дружить некогда. Я должен быть особенным, а он — нормальный пацан, но оба мы знаем, что мы хуже других. Значит, я должен учиться, чтоб стать лучше (хотя вряд ли это получится), а он думает, что должен гнобить других, оскорблять, бить и унижать.

Иногда нам хочется, чтобы родители говорили нам: «У тебя всё получится», «Я буду тебя любить, даже если ты не будешь отличником», «Если что-то не получилось, это не конец. Попробуй еще раз, и, если еще раз  не получится, жизнь все равно не будет ужасной», «Я бы хотел, чтобы ты много добился. Но ты не будешь плохим, если ничего не добьешься», «Я могу рассказывать тебе — что хорошо, а что плохо; что полезно, а что нет. Но ты имеешь право выбирать то, что тебе нравится и  стремится к этому», «Я готов помочь тебе». Но родители не будут так говорить, потому что люди не должны так воспитывать.

Комментарии психолога:

Желая добра ребенку, счастья своей семье, поддержания своего «честного имени», мы говорим ребенку: «ты должен…» — мы выдвигаем жесткое,   категоричное требование. Тем самым, лишая его права не соответствовать тому, что мы от него ждем, и не оставляем места для его собственных желаний. При этом ребенок может делать следующие выводы:  раз вы говорите, что он обязан, то в случае невыполнения вы не будете его любить, он станет неудачником, произойдет нечто ужасное, жизнь будет прожита зря. Это может привести к чрезмерному стрессу у ребенка и неблагоприятным последствиям со здоровьем и в эмоциональной сфере.   Иметь желания относительно своих детей, их будущего  — нормально. Однако нужно не забывать, что если мы чего-то хотим, это не обязательно должно происходить.

Похожее изображениеС другой стороны, мы можем ожидать от своего, ребенка, что он ничего не сможет добиться, можем считать его глупым, слабым, дефектным. Считаем, что добиться успеха могут люди  только из элитарных семей. Не даем ему проявлять самостоятельность, критикуя все его действия. Или же, при его ошибках, желая мотивировать, говорим ему: «Ничего из тебя не выйдет…» Ребенок может воспринимать это буквально, и считать уже в детском возрасте, что жизнь не удалась и ощущать, что ему всегда суждено быть «лишь   никчемным неудачником». Это может привести к прогулам уроков, хулиганству, вызывающему поведению, частым конфликтам со сверстниками, учителями и родителям.

Гораздо лучше – было бы верить в ребенка, и внушать ему, что если он захочет, то многое сможет.

Автор публикации:

Евгений Олегович Емельянов,

психолог Кризисного центра

Библиографический список:

  1. Доклад Земляных М.В. на III Международном Съезде Ассоциации Когнитивно-Поведенческой психотерапии. Сравнительные характеристики дисфункциональных убеждений подростков с поведенческими и невротическими расстройствами.
  2. Циринг,  Д.А. Семья как фактор формирования личностной беспомощности у детей // Вопросы психологии. — 2009. — № 1. — С. 22-31.
  3. Ромек, Е. А. Логика эмоций // Школьный психолог, №24, 2006, с. 24-26.